«Я целую каждую нотку!»

Как известно, возраст можно прочитать не только по морщинкам, но и по глазам. Недаром их называют зеркалом души. И коли это так, то душа у известной не только в Латвии, но и в Европе и России органистки Евгении Владимировны Лисицыной, детская. И потому возраст в ней никак не прочитывается. Столь чистых, доверчивых и, вместе с тем, магнетических глаз, признаться, я давненько не видывала. А ещё рук, которые во время нашего разговора всё время двигались, буквально летали над столом, будто нежно и с любовью касались клавиш любимого органа...

Страсть к музыке у Евгении Владимировны, скорее всего, зародилась ещё во чреве матери Антонины Яковлевны, когда та, будучи в интересном положении, расписывала гармоники, сделанные её отцом Яковом Куприковым. Эти гармоники в городе детства Евгении Туле пользовались огромным спросом и потому не только кормили семью, но и давали возможность будущей органистке буквально с пелёнок жить в мире чудных звуков, которые рождал этот скромный инструмент. И не только он. В их доме постоянно звучали и пианино, мандолина, гитара. Но не к ним стремилась её душа, хотя ничего конкретного маленькой Евгении она и не подсказывала. Но то, что девочка будет музыкантом, в этом никто не сомневался. Поэтому, когда семья переехала из Тулы на Урал, она поступила сразу в две школы - в обычную и в музыкальную. Инструментом было выбрано фортепиано. Как вдруг!

Это была вспышка, нет, это был взрыв! Евгения посмотрела фильм «Прелюдия славы», где впервые увидела орган. Она настолько была очарована им, что решила — буду играть только на нём! Но в то время в России орган был редкостью. Поэтому путь к нему у Евгении был ещё долгим. Их встреча произошла лишь к её совершеннолетию. Это случилось в Ленинграде, во время её учёбы в тамошней консерватории, куда она поступила по классу фортепиано. Тогда здесь был всего один преподаватель органа и одна ученица, его дочь. Поэтому мэтру было не резон воспитывать её соперницу, хотя рвения, усидчивости и, как потом оказалось, таланта у Евгении Лисицыной было сверх меры! Она приходила в консерваторию с 6-7 утра и по три-четыре часа играла на стареньком органе. Пока - в своё удовольствие. Преподаватель это видел, но тянул с переходом Евгении в его класс. Более того, на 4-м курсе, с его подачи юную уралочку вдруг (снова это «вдруг»!) за несвоевременную сдачу английского языка отчислили из консерватории!

Возможно, другой бы на её месте, сломался, сложил бы руки и отказался бы от осуществления своей мечты. А что, пианистка она неплохая, можно возвратиться в Свердловск, закончить учёбу уже в местной консерватории, а после работать в школе или ещё где-либо и давать сольные концерты. Не сошелся же свет клином на каком-то органе? Но, как гласит народная мудрость: не было бы счастья, да несчастье помогло! К тому времени Евгения уже была знакома с великим рижским органистом Николаем Карловичем Ванадзиньшем, к которому и решила обратиться, дабы он научил её премудростям игры на этом инструменте. Николай Карлович пригласил Евгению в Ригу и добился, чтобы «провинившаяся» студентка из города на Неве училась теперь и в столице Латвии, в её высшем музыкальном учебном заведении.

Она стала его лучшей ученицей и любимицей. Учитель даже называл Евгению «доченькой». Она настолько была влюблена в орган, что Николаю Карловичу ежедневно приходилось в буквальном смысле забирать её из консерватории, чтобы она могла что-то перекусить и хотя бы немного поспать. Кстати, в Рижской консерватории Евгения Лисицына была единственной студенткой, кто получал повышенную стипендию имени Петра Ильича Чайковского и кто уже в студенческие годы дал в Домском соборе свыше 40 сольных концертов. Такого в истории консерватории ещё не было! Первый её сольный концерт состоялся уже на 2-м курсе, где она играла любимого Баха и не менее любимого Регера. Успех был грандиозный! По окончании концерта слушатели долго не отпускали юную органистку, а у неё ещё долго не просыхали слезы от того, что её детская мечта наконец-то стала явью. В этот же период были и другие знаменательные в судьбе Евгении события : запись 20 грамластинок, участие в престижном межреспубликанском конкурсе в Вильнусе, где она была удостоена 2-й премии.

С той поры любое своё выступление Евгения Владимировна начинает с пьес Иоганна Севастьяна Баха. И прежде, чем её руки коснутся клавиш органа, она целует каждую его нотку. «Потому что Бах — это человек от Бога!», - считает она. Хотя, возможно, лукавит, потому что также трепетно относится к музыкальному наследию и великого Вивальди, «Времена года» которого в переложении органистки покорили Италию. Почитает Евгения и Мусоргского, других композиторов. Между прочим, именно она, по просьбе профессионалов и любителей музыки из Германии переложила «Картинки с выставки» Мусоргского на орган. Да не на один, а на целых три. И когда это произвдение было исполнено в одной из церквей этой страны, успех был ошеломляющий. Потом этот же концерт был повторен в Италии, где его автора, Евгению Владимировну Лисицыну приравняли чуть ли не к национальной героине. И теперь в этих странах она — желанный гость в любое время и в любом городе! Как, впрочем, и в России.

А вот в Риге, в Домском соборе игру Евгении Владимировны Лисицыной теперь не часто можно услышать. Когда-то она исполняла 4 концерта в месяц, а теперь всего 4 концерта в год. Но и этим она довольна. Тем более, что всё её внимание переместилось в Церковь Гертруды, где она совместно с альтистом Максимом Новиковым ежемесячно даёт благотворительные концерты, средства от которых идут на реставрацию церковного органа. Тем же меломанам, кто по разным причинам не могут посещать эти концерты , предлагаем делать это дома. Купите компакт-диск из органных произведений, которые исполняла в разные годы Евгения Владимировна, и, поверьте, вы получите величайшее наслаждение, потому что в музыке, которую вы услышите, прозвучат не только великие мелодии великих композиторов, но и душа не менее великой нашей современницы Евгении Владимировны Лисицыной!

... Утро. Евгения Владимировна провожает на учёбу любимого внука Даниила, который, между прочим, считает её своей единственной мамой. А потом, как всегда, садится за своё любомое занятие, которое доставляет ей величайшее наслаждение, - прочитывает партитуры композиторов, в том числе, и современных. И если чьи-то нотки ей сразу захочется расцеловать, значит их полюбит и орган. А потом и мы!

Подготовила Наталья Ямпольская.

FMS

Воин

Трибуна

Школу «Эврика» выгнать! Детский сад создать! (Как Рижская Дума «защищает» права детей).
далее

Учиться на латышском или на русском: отвечают дети «оккупантов» Андрей Солопенко, RuBaltic.Ru, 12.04.2019.
далее

Нельзя оставаться в стороне: как в Латвии отстоять правду о Великой Победе. (РИГА, 08.04.2019. — Sputnik, Андрей Солопенко)
далее

Что делали в Мадоне министр культуры Даце Мелбарде и пропагандист Ансис Пуполс? (Александр МАЛНАЧ, 20.03.2019)
далее

После учебы в России латвийские школьники остаются там. (Андрей Солопенко, портал BaltNews, 14.03.2019.)
далее

Русские Латвии – история и современность. (Андрей Солопенко, Sputnik, Рига, 17.02.2019.)
далее

Прачка-собачка, или Метаморфозы "Муму" и Рижского русского театра. (Рига, 2 янв. 2019., Sputnik, Александр Малнач)
далее

Чем российское образование привлекает выпускников латвийских школ. (Александр Гурин, портал BaltNews, 10.12.2018.)
далее

Операция "Ликвидация", или почему я не советую молодежи учиться на педагога. (Александр Гурин, портал BaltNews, 23.11.2018.).
далее

Россия помнит о своих соотечественниках, а провокаторы терпят фиаско. (РИГА, 2 ноя — Sputnik, Андрей Солопенко.)
далее