ЛИКВИДАЦИЯ РУССКИХ ШКОЛ. (Виктор Гущин, журнал "СТРАТЕГИЯ РОССИИ" №7, Июль 2018)

22 марта парламент Латвийской Республики утвердил поправки к законам об образовании и о всеобщем образовании, разработанные министром образования и науки Карлисом Шадурскисом, а 2 апреля президент Латвии Раймонд Вейонис объявил эти поправки вступившими в силу.

Следует обратить внимание на тот факт, что школы с русским языком обучения существуют в Латвии с 1789 года, то есть являются традиционными для Латвии.

Также важно иметь в виду, что при вступлении в Европейский Союз Латвия приняла на себя обязательство соблюдать принятые в Европейском Союзе стандарты прав национальных меньшинств. При этом уже в мае 2005 года, при ратификации Рамочной конвенции Совета Европы о защите прав национальных меньшинств, Латвия использовала своё право ратифицировать данный документ с оговорками и отказалась распространить права национальных меньшинств на так называемых неграждан. То есть на тех постоянных жителей, которым само же Латвийское государство после 1991 года отказало в праве стать гражданами Латвийской Республики на условиях оптации. В паспортах неграждан было использовано слово alien, то есть чужой.

Но «чужими» для Латвийского государства стали не только так называемые неграждане. В 1999 году принят новый закон о языке, по которому русскому языку был придан статус иностранного, несмотря на то, что в то время он являлся родным или был средством постоянной коммуникации для более чем 40 процентов населения. В 1998–2004 годах предпринята первая попытка ликвидировать школу с русским языком обучения. После всего этого стало очевидно, что «чужой» для Латвийского государства является вся нелатышская община страны.

Ответ на вопрос, почему нелатыши оказались «чужими» в своей стране, сокрыт в тексте Декларации о восстановлении независимости Латвийской Республики, принятой Верховным Советом 4 мая 1990 года. Основанная на ревизии международного права, Декларация объявляла о том, что Латвийская Республика де-юре якобы продолжала существовать с 1918 по 1990 год, а периоды с 1940 по 1941 год и с 1944–1945 по 1990 год якобы были периодом оккупации Латвии со стороны СССР.

Провозгласив непрерывность правового существования Латвийского государства, новая правящая элита озаботилась возобновлением строительства так называемой «Латвии для латышей», то есть государства, в котором национальные меньшинства должны быть или насильственно ассимилированы, или выдавлены — фактически изгнаны из страны.

Сегодня русская община Латвии составляет около 27 процентов населения, а вместе с представителями других национальностей численность нелатышской общины достигает 37 процентов. Существование такой общины и сохранение в Латвии школы с частично сохраняющимся русским языком обучения для всех нелатышей входят в явное противоречие с программой строительства «Латвии для латышей».

Можно назвать три причины, почему попытка окончательно ликвидировать русскую школу Латвии предпринята именно сегодня. При этом речь идёт не только об общеобразовательной средней школе, но также о запрете использовать русский язык в учебном процессе в частных вузах и колледжах. Иными словами, ставится задача тотально искоренить русский язык как язык обучения.

Первая причина. В этом году страна отметит столетие Латвии, и для латышских националистов крайне важно объявить о фактическом завершении именно в этом году строительства так называемой «латышской Латвии». То есть это своеобразный «подарок» к юбилею страны.
Вторая причина. Это парламентские выборы, которые состоятся в октябре. Никакого иного способа привлечь к себе внимание, кроме разыгрывания национальной карты, латышские националисты не знают.

Но внутриполитические причины необходимо увязывать с общей ситуацией в мире. Латвия уже 27 лет находится в сфере политического влияния стран Запада, в первую очередь США, но при этом она всё ещё остаётся в сфере информационного, культурного и образовательного влияния России. Пресловутая «реформа Шадурскиса» нацелена именно на то, чтобы окончательно и бесповоротно устранить это влияние.

Понятно, что возможный отказ Латвии от «реформы Шадурскиса» (в результате массовых акций протеста русскоязычных жителей страны) и, как следствие, сохранение Латвии в сфере информационного, культурного и образовательного влияния России не в интересах стран Запада во главе с США. Они рассматривают Латвию как территорию, где должно доминировать информационное, культурное и образовательное влияние стран Запада.

Сегодня, когда территория Латвии фактически выбрана странами НАТО в качестве места возможного военного столкновения с Россией, это для стран НАТО имеет особое значение. Неслучайно в СМИ прошла информация, что нынешнее обострение межнационального конфликта в Латвии инспирировано посольством США в Латвии. Названы даже имена кураторов этой русофобской кампании — руководитель политического и экономического направления посольства США в Латвии Лин Дебевоз, а также один из его подчинённых — Дэн Риттенхауз.

С осени 2017 года в Латвии под руководством политической партии «Русский союз Латвии» и Штаба защиты русских школ проходят акции протеста против политики уничтожения русской школы Латвии.

Чтобы запугать русскую общину и сбить волну протестов, Полиция безопасности Латвии 20 апреля задержала активиста Штаба защиты русских школ Александра Гапоненко, а 21 апреля суд Видземского предместья Риги санкционировал его арест на два месяца. В начале мая был задержан и отправлен в тюрьму ещё один активист Штаба защиты русских школ Владимир Линдерман. Он освобождён 21 мая.

После проведения 31 марта 2018 года Вселатвийского родительского собрания, в котором приняли участие около 900 человек, Полиция безопасности Латвии (ПБ) под очевидно политически мотивированным предлогом возбудила уголовные дела против ряда организаторов форума, а также тех, кто на нём выступал. Первоначально СМИ сообщили о 5 уголовных делах, сегодня говорится уже о 8 делах.

Русская община Латвии и её представители — Штаб защиты русских школ и Русский союз Латвии — будут продолжать организовывать акции протеста. Мы прекрасно понимаем, что сохранение русской школы означает и сохранение русской общины Латвии. И наоборот, ликвидация русской школы неизбежно приведёт к достаточно быстрому угасанию русского языка и русской культуры в Латвии.

Сегодня русская община нуждается в международной поддержке. В чём она могла бы выражаться? Назову несколько форм такой поддержки.
Во-первых, крайне важно чётко заявить о недемократическом характере политического режима, который сформировался в Латвии после 1990 года. Ведь когда в выборах не имеет права участвовать огромное количество людей, родившихся и постоянно проживающих в Латвии, то их нельзя назвать демократическими. К такому выводу пришла и ПАСЕ, проводя мониторинг выборов в 5-й Сейм. В докладе от 8 ноября 2002 года было чётко указано, что в Латвии из-за существования массового безгражданства сформировался «долговременный дефицит демократии». Кроме этого, и Европарламент 8 сентября 2015 года указал, что неграждане — это форма политической дискриминации части населения.

Во-вторых, необходимо снова и снова обращать внимание профильных институций Европейского Союза на нарушение Латвией базовых стандартов ЕС в части соблюдения прав нацменьшинств на сохранение своего языка и своей культуры.

В-третьих, необходимо усиливать информационное давление на власти Латвии. Одной из форм такого давления могло бы стать обращение к властям Латвии со стороны признанных в мире деятелей культуры, науки, спорта по вопросу необходимости незамедлительной ликвидации массового безгражданства, проведения выборов на основе всеобщего избирательного права и соблюдения прав национальных меньшинств в соответствии со стандартами, принятыми в Европейском Союзе и мире.

В-четвертых, необходимо вводить персональные санкции против тех политиков, как латвийских, так и других стран, которые участвовали ранее или участвуют сегодня в принятии решений, направленных как против России, так и против соблюдения прав национальных меньшинств в соответствии со стандартами, принятыми в Европейском Союзе и мире.

В-пятых, необходимо на международном уровне ставить задачу демилитаризации Прибалтики, включая вывод войск НАТО из Латвии, Литвы и Эстонии. НАТО в Прибалтике — это угроза миру в Европе.

В заключение хотел бы отметить, что сохранение русской школы в Латвии важно не только для русскоязычного национального меньшинства. Сохранение русской школы в Латвии — это и вопрос национальной безопасности России. Уничтожение русских школ в Латвии уже в обозримом будущем может привести не только к «украинизации» Прибалтики, но и к быстрому нарастанию активизации в этом регионе НАТО — со всеми вытекающими из этого негативными последствиями для России и мира в Европе.

ГУЩИН Виктор Иванович,
координатор Совета общественных организаций Латвии, член Всемирного координационного совета российских соотечественников, проживающих за рубежом

FMS

Воин

Трибуна

Россия помнит о своих соотечественниках, а провокаторы терпят фиаско. (РИГА, 2 ноя — Sputnik, Андрей Солопенко.)
далее

Откликнитесь, активные сениоры! Клуб пенсионеров Русского общества приглашает к сотрудничеству. (Марина Блументаль, газета «Сегодня», 19.10.2018.)
далее

Евросоюз не хочет признавать, что в Латвии не соблюдаются права человека. (Андрей Солопенко, портал Rubaltic, 20 августа 2018 г.)
далее

Частные вузы Латвии расплачиваются за конформизм и соглашательство. Александр Малнач (портал Ритм Евразии, 05.07.2018.)
далее

ЛИКВИДАЦИЯ РУССКИХ ШКОЛ. (Виктор Гущин, журнал "СТРАТЕГИЯ РОССИИ" №7, Июль 2018)
далее

«Латвийская реформа образования — это месть русским за советскую власть». (Андрей Солопенко, портал Rubaltic.ru, 12 июня 2018)
далее

«Эта публика бесстыдно лжет» (Владимир Веретенников, Лента.ру, 7 июня 2018)
далее

Горькие уроки российской политики соотечественников. (Владимир Веретенников, газета «Сегодня», 25.04.2018)
далее

ЕСТЬ ЛИ В ЛАТВИИ ОБРАЗОВАНИЕ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ? (Редакционный материал портала MEETING , 12.04.2018.)
далее

Лингвистический геноцид в образовании. Доклад Татьяны Жданок на Вселатвийском родительском собрании 31 марта 2018 года.
далее